среда, 4 февраля 2015 г.

«Уволили 16 000 работников ГАИ. Ни один не подал иск в суд»

Фото:
«Если упустить исторический момент для изменений — страна пойдет на дно. Наибольшая ошибка, которую может допустить власть, — размышлять над проблемами и не действовать — говорит Гига Бокерия, бывший секретарь Совета национальной безопасности Грузии. В чем основной рецепт успеха грузинских реформ.
— Мы осуществили ментальную революцию. Политическая воля высшего руководства страны должна сочетаться с четким видением, куда идти и что делать. Потому что сама по себе воля результатов не принесет. Одним из архитекторов реформ был покойный Каха Бендукидзе. Ему было очень сложно менять систему. В течение нескольких месяцев пришлось отменить сотни регуляторных актов. Но он понимал, зачем это нужно. Граждане же дали власти огромный мандат — развернуть страну, создать институты, которые служат интересам людей.

Примером для нас был опыт реформирования в странах Балтии. Закон номер один — дерегуляция экономики и уменьшение бюрократии. На первом этапе наша команда оставила за государством только фундаментальные функции. Старались, чтобы отношения между гражданами и бюрократами были вроде отношений покупателя с частной фирмой. После достижения такого равновесия можно было постепенно увеличивать масштаб регуляции. Но очень лимитировано.
— С чего начинали?
— Когда пришли к власти, в генпрокуратуре не работал ни один телефон — отключили за неуплату. В министерстве национальной безопасности не было ни одного компьютера. И при таком бардаке нужно было делать кардинальные вещи. В десять раз сокращать бюрократический аппарат. Автоматически пришлось менять всех работников, которые привыкли жить в коррупции.
На начало реформ, в 2003 году, зарплата полицейского составляла 30 долларов. Бюджет Грузии — 600 миллионов долларов (сегодня — $9 млрд. — «Країна»). Но и он не выполнялся. Полиция была на «самофинансировании». Существовала даже традиция, по которой шеф полиции официально не брал свои 40 долларов зарплаты.
После реформ уровень доверия к правоохранительным органам был вдвое выше, чем к членам правительства. И так должно быть. Потому что политики приходят и уходят. Но страна должна иметь четкие установки: это твои государственные институты и они работают для тебя.
— В чем суть концепции «разбитых окон»?
— Это концепция нулевой толерантности к криминалу. Не только гнаться за убийцами, но и кражу кошелька рассматривать как большое преступление.
Организованная преступность процветала. Быть «вором в законе» считали большим жизненным успехом. Мы приняли «закон Рико». По нему конфисковывали незаконно приобретенное имущество криминалитета и возвращали его государству. Потом был закон о «ворах в законе». Признаешь, что ты им являешься — идешь в тюрьму. Не признаешь — тебя накажут свои. Многие из них сели в тюрьму. Их освободили после прихода к власти пророссийского правительства. Еще больше уголовных авторитетов выехали из страны. В основном в Россию. К сожалению, кое-кто и в Украину перебрался.
— А реформы в ГАИ? Как это, за один день уволить 16 000 работников?
— Уволенные потеряли социальный статус, возможность брать взятки. Однако никто не подал иск в суд. Понимали, что с ними поступили справедливо — за коррупцию. В течение следующих полутора-двух лет высшие чины, которые не вписывались в новую систему, уволились сами. Радикальные реформы всегда будут вызывать сопротивление у части общества. Этого не избежать. Важно, чтобы критическая масса людей в стране видела, что есть результат. Тогда власть получит политический мандат на продолжение изменений.

— Как происходили реформы в образовании?
— Здесь первые шаги были болезненными. Вся образовательная система была элитарно-коррупционная. Представитель высшего класса шел в ВУЗ по блату. Для остальных были расценки. Поступить на юридический факультет стоило 50 000 долларов. Первый шаг в борьбе с такой системой — внедрение единых вступительных экзаменов в вузы. Проводит их отдельная, независимая от министерства образования, организация.
Это искоренило коррупцию при поступлении. Сопротивление элит было сумасшедшим. Протест был эффективнее, чем среди организованной преступности. Ведь нормальные люди не поддерживали преступников. А вот увольнение профессора, хоть и коррумпированного, вызывало разные разговоры. Но после первых национальных экзаменов все увидели: коррупции нет. Дети из сел могли наравне с детьми миллионеров, депутатов, министров поступить учиться. Это был мощный сигнал — страна реально меняется.
— Удалось бы провести болезненные реформы сегодня?
— Было бы сложнее. Когда опускаешься на самое дно — можешь хорошо оттолкнуться. Шанс был в запросе от общества и полной разрухе в стране. На этих обломках мы должны были принимать очень рискованные решения. Вот, например, техосмотр автомобиля. Человек платил деньги и получал липовую квитанцию. 80 процентов тогдашнего автопарка Грузии и, видимо, 60 нынешнего, — машины, которые не прошли бы техосмотр. Но как сказать в бедной стране, что ты не можешь водить свою машину? Будет бунт. Или коррупция. Она сама находит себе дорогу. Коррупция — демократический инструмент. Дает возможность людям выживать, хотя и плохо.
Решили ликвидировать техосмотр. Потому что из-за коррупции он и так не регулирует качество машин. Аварий на дорогах не стало. Главное — помнить: если упустить исторический момент для изменений — страна пойдет на дно. Самая большая ошибка власти — размышлять над проблемами и не действовать.
— Искоренить коррупцию почти удалось?
— В бюрократии доля коррупции всегда сохраняется. Это так называемое обязательное зло. В Грузии его искоренили как привычный образ жизни. Есть общества, где коррупция процветает, а есть, где осуждается. В Грузии полиция, например, взятки не берет. Да и люди отвыкают их давать. Не спешат решать все с помощью денег.
Еще один пример борьбы с коррупцией — Дом юстиции. В одном учреждении можно получить все необходимые документы. Это занимает 5-10 минут. Очередей нет. Новая власть умудрилась эту процедуру затянуть до 30 минут. И люди очень недовольны.
— Какая судебная система наиболее эффективна в условиях наших стран?
— Суд присяжных. И в Грузии, и в Украине в течение десятков лет происходило отчуждение граждан от власти. Участие в судебном процессе позволяет людям понять, что это «мы», а не кто-то оказывает правосудие. У нас эту систему ввели в 2011-м. Сегодня суд присяжных рассматривает только дела об убийстве с отягчающими обстоятельствами.
— Каких основные ошибки допустили грузинские реформаторы?
— Революция, даже мирная, — ненормальная вещь. Естественное развитие событий — выборы. Однако революция открывает огромное поле для действий. Команда Саакашвили была политически очень сильной. И концентрация власти в ее руках на тот момент была нужна. Иначе реформы было бы невозможно провести. Но через некоторое время концентрация власти стала для нас проблемой.
Демократии нужен баланс — как внутри системы, так и вне ее. Если институционально слабая оппозиция — это проблема. Нужна здоровая конкуренция, ощущение опасности, что можешь проиграть выборы. Когда этого нет, то власть разлагается. У нас была проблема баланса внутри команды. Дискуссия утратила темп. Без оппонентов власть становится менее эффективной. И общество это чувствует.
— Украина сейчас достигает дна. Почему наши лидеры не отталкиваются от него, находясь уже девять месяцев у власти?
— Потому что в Украине война. События на Майдане — исторический и очень важный фактор для всей Европы. Особенно для Грузии. Украинское общество может гордиться результатами своих достижений. Но теперь на этом фундаменте нужно строить новое государство. И действовать нужно очень быстро и по всем основным направлениям. Думать в начале реформ, что кто-то обидится, — рецепт провала.
Будет сложно. Ведь «большой сосед» не заинтересован в том, чтобы в Украине был хоть какой-то шанс на успех. Потому что это будет означать провал плана пересмотра результатов холодной войны — мечты Кремля. Сегодня в противостоянии Киева с Москвой решается судьба свободной Европы.
— Понимают ли это на Западе?
— Запад прошел через иллюзию, что можно с Путиным дружить. Сегодня большинство ее лишилось. Те же, кто до сих пор говорит, что с Путиным можно «порешать» будущее Украины, — или наивные, или его союзники.
— Украина победит в противостоянии с Москвой?
— Обязана. Есть «окна» возможностей, которые могут определить судьбу поколений. Сегодня в Украине такое «окно» открыто.
— Усилились ли в Грузии пророссийские настроения после прихода новой власти в 2012-м?
— В Грузии сложно быть откровенным сторонником России. Общество негативно относится к ориентации на Москву. Главная позиция — прозападная. Но российское влияние укрепляется. Российский миллиардер Бидзина Иванишвили контролирует власть из «тени». А его сущность и ценности — набор олигарха 1990-х. Это — большой вызов для демократии в Грузии. Успех Украины поможет нам окончательно вырваться из-под российского влияния.

— Каким Вы видите будущее Грузии и Украины через 10 лет?
— Надеюсь, тогда и Украина, и Грузия будут членами Евросоюза и НАТО. Станут странами, где люди будут строить свободное будущее и наверстывать упущенное в течение 70 лет жизни в советской тюрьме.

Зарплата полицейского выросла в 13 раз

Вследствие Революции роз в ноябре 2003-го власть в Грузии потерял президент Эдуард Шеварднадзе. Страну вскоре возглавил тогда 37-летний Михаил Саакашвили, председатель оппозиционной партии «Единое национальное движение».
За 10 лет его правления — дважды избирался президентом, последний срок закончился 17 ноября 2013-го — в стране осуществлены радикальные реформы. Их авторы утверждают, что рецепт «грузинского чуда» таков: железная политическая воля руководства государства, стремительная либерализация, масштабная приватизация и уничтожение или минимизация коррупции и бюрократии.
С 2004 года в стране исчезли санэпидемстанция и пожарная инспекция. Чиновников сократили в 20 раз.
Перечень лицензируемых видов деятельности сократился с 906 до 92. Чтобы максимально упростить процедуру регистрации бизнеса и недвижимости, создали Национальное агентство публичного реестра. Количество сотрудников — 600 человек. Тогда как в прежней системе Бюро технической инвентаризации работали 2100. Зарплата новых чиновников выросла почти в 20 раз.
Вся информация о земельных участках и недвижимости переведена в электронную форму, с ней можно ознакомиться в Интернете. Открытие бизнеса занимает один день.
16 января 2004-го в Грузии объявили войну взяточникам в госструктурах и «ворам в законе». Возглавила эту кампанию Эка Зґуладзе, нынешний заместитель министра внутренних дел Украины. За коррупцию арестовали нескольких министров и даже шестерых членов пропрезидентского большинства в парламенте. В ходе антикоррупционной кампании чиновников, бизнесменов и криминал принуждали возвращать государству нечестно приобретенное. Эти деньги использовали для проведения реформ.
Летом 2005 года состоялась тотальная чистка госаппарата. ГАИ исчезла за несколько часов. Новую полицию сформировали за три месяца. В нее набирали людей, которые ранее не работали в силовых органах. Зарплаты — минимум $400 против прежних $30. Ввели новую форму и закупили авто Volkswagen Passat. Уровень доверия к полиции в Грузии увеличился до 82%.
Из 22 видов налогов правительство оставило 6. Акт экономической свободы не позволяет повышать действующие налоги и вводить новые без решения референдума. Также запрещено внедрять новые лицензии и создавать контролирующие органы.

«Уволили 16 000 работников ГАИ. Ни один не подал иск в суд»

Фото:
«Если упустить исторический момент для изменений — страна пойдет на дно. Наибольшая ошибка, которую может допустить власть, — размышлять над проблемами и не действовать — говорит Гига Бокерия, бывший секретарь Совета национальной безопасности Грузии. В чем основной рецепт успеха грузинских реформ.
— Мы осуществили ментальную революцию. Политическая воля высшего руководства страны должна сочетаться с четким видением, куда идти и что делать. Потому что сама по себе воля результатов не принесет. Одним из архитекторов реформ был покойный Каха Бендукидзе. Ему было очень сложно менять систему. В течение нескольких месяцев пришлось отменить сотни регуляторных актов. Но он понимал, зачем это нужно. Граждане же дали власти огромный мандат — развернуть страну, создать институты, которые служат интересам людей.

Примером для нас был опыт реформирования в странах Балтии. Закон номер один — дерегуляция экономики и уменьшение бюрократии. На первом этапе наша команда оставила за государством только фундаментальные функции. Старались, чтобы отношения между гражданами и бюрократами были вроде отношений покупателя с частной фирмой. После достижения такого равновесия можно было постепенно увеличивать масштаб регуляции. Но очень лимитировано.
— С чего начинали?
— Когда пришли к власти, в генпрокуратуре не работал ни один телефон — отключили за неуплату. В министерстве национальной безопасности не было ни одного компьютера. И при таком бардаке нужно было делать кардинальные вещи. В десять раз сокращать бюрократический аппарат. Автоматически пришлось менять всех работников, которые привыкли жить в коррупции.
На начало реформ, в 2003 году, зарплата полицейского составляла 30 долларов. Бюджет Грузии — 600 миллионов долларов (сегодня — $9 млрд. — «Країна»). Но и он не выполнялся. Полиция была на «самофинансировании». Существовала даже традиция, по которой шеф полиции официально не брал свои 40 долларов зарплаты.
После реформ уровень доверия к правоохранительным органам был вдвое выше, чем к членам правительства. И так должно быть. Потому что политики приходят и уходят. Но страна должна иметь четкие установки: это твои государственные институты и они работают для тебя.
— В чем суть концепции «разбитых окон»?
— Это концепция нулевой толерантности к криминалу. Не только гнаться за убийцами, но и кражу кошелька рассматривать как большое преступление.
Организованная преступность процветала. Быть «вором в законе» считали большим жизненным успехом. Мы приняли «закон Рико». По нему конфисковывали незаконно приобретенное имущество криминалитета и возвращали его государству. Потом был закон о «ворах в законе». Признаешь, что ты им являешься — идешь в тюрьму. Не признаешь — тебя накажут свои. Многие из них сели в тюрьму. Их освободили после прихода к власти пророссийского правительства. Еще больше уголовных авторитетов выехали из страны. В основном в Россию. К сожалению, кое-кто и в Украину перебрался.
— А реформы в ГАИ? Как это, за один день уволить 16 000 работников?
— Уволенные потеряли социальный статус, возможность брать взятки. Однако никто не подал иск в суд. Понимали, что с ними поступили справедливо — за коррупцию. В течение следующих полутора-двух лет высшие чины, которые не вписывались в новую систему, уволились сами. Радикальные реформы всегда будут вызывать сопротивление у части общества. Этого не избежать. Важно, чтобы критическая масса людей в стране видела, что есть результат. Тогда власть получит политический мандат на продолжение изменений.

— Как происходили реформы в образовании?
— Здесь первые шаги были болезненными. Вся образовательная система была элитарно-коррупционная. Представитель высшего класса шел в ВУЗ по блату. Для остальных были расценки. Поступить на юридический факультет стоило 50 000 долларов. Первый шаг в борьбе с такой системой — внедрение единых вступительных экзаменов в вузы. Проводит их отдельная, независимая от министерства образования, организация.
Это искоренило коррупцию при поступлении. Сопротивление элит было сумасшедшим. Протест был эффективнее, чем среди организованной преступности. Ведь нормальные люди не поддерживали преступников. А вот увольнение профессора, хоть и коррумпированного, вызывало разные разговоры. Но после первых национальных экзаменов все увидели: коррупции нет. Дети из сел могли наравне с детьми миллионеров, депутатов, министров поступить учиться. Это был мощный сигнал — страна реально меняется.
— Удалось бы провести болезненные реформы сегодня?
— Было бы сложнее. Когда опускаешься на самое дно — можешь хорошо оттолкнуться. Шанс был в запросе от общества и полной разрухе в стране. На этих обломках мы должны были принимать очень рискованные решения. Вот, например, техосмотр автомобиля. Человек платил деньги и получал липовую квитанцию. 80 процентов тогдашнего автопарка Грузии и, видимо, 60 нынешнего, — машины, которые не прошли бы техосмотр. Но как сказать в бедной стране, что ты не можешь водить свою машину? Будет бунт. Или коррупция. Она сама находит себе дорогу. Коррупция — демократический инструмент. Дает возможность людям выживать, хотя и плохо.
Решили ликвидировать техосмотр. Потому что из-за коррупции он и так не регулирует качество машин. Аварий на дорогах не стало. Главное — помнить: если упустить исторический момент для изменений — страна пойдет на дно. Самая большая ошибка власти — размышлять над проблемами и не действовать.
— Искоренить коррупцию почти удалось?
— В бюрократии доля коррупции всегда сохраняется. Это так называемое обязательное зло. В Грузии его искоренили как привычный образ жизни. Есть общества, где коррупция процветает, а есть, где осуждается. В Грузии полиция, например, взятки не берет. Да и люди отвыкают их давать. Не спешат решать все с помощью денег.
Еще один пример борьбы с коррупцией — Дом юстиции. В одном учреждении можно получить все необходимые документы. Это занимает 5-10 минут. Очередей нет. Новая власть умудрилась эту процедуру затянуть до 30 минут. И люди очень недовольны.
— Какая судебная система наиболее эффективна в условиях наших стран?
— Суд присяжных. И в Грузии, и в Украине в течение десятков лет происходило отчуждение граждан от власти. Участие в судебном процессе позволяет людям понять, что это «мы», а не кто-то оказывает правосудие. У нас эту систему ввели в 2011-м. Сегодня суд присяжных рассматривает только дела об убийстве с отягчающими обстоятельствами.
— Каких основные ошибки допустили грузинские реформаторы?
— Революция, даже мирная, — ненормальная вещь. Естественное развитие событий — выборы. Однако революция открывает огромное поле для действий. Команда Саакашвили была политически очень сильной. И концентрация власти в ее руках на тот момент была нужна. Иначе реформы было бы невозможно провести. Но через некоторое время концентрация власти стала для нас проблемой.
Демократии нужен баланс — как внутри системы, так и вне ее. Если институционально слабая оппозиция — это проблема. Нужна здоровая конкуренция, ощущение опасности, что можешь проиграть выборы. Когда этого нет, то власть разлагается. У нас была проблема баланса внутри команды. Дискуссия утратила темп. Без оппонентов власть становится менее эффективной. И общество это чувствует.
— Украина сейчас достигает дна. Почему наши лидеры не отталкиваются от него, находясь уже девять месяцев у власти?
— Потому что в Украине война. События на Майдане — исторический и очень важный фактор для всей Европы. Особенно для Грузии. Украинское общество может гордиться результатами своих достижений. Но теперь на этом фундаменте нужно строить новое государство. И действовать нужно очень быстро и по всем основным направлениям. Думать в начале реформ, что кто-то обидится, — рецепт провала.
Будет сложно. Ведь «большой сосед» не заинтересован в том, чтобы в Украине был хоть какой-то шанс на успех. Потому что это будет означать провал плана пересмотра результатов холодной войны — мечты Кремля. Сегодня в противостоянии Киева с Москвой решается судьба свободной Европы.
— Понимают ли это на Западе?
— Запад прошел через иллюзию, что можно с Путиным дружить. Сегодня большинство ее лишилось. Те же, кто до сих пор говорит, что с Путиным можно «порешать» будущее Украины, — или наивные, или его союзники.
— Украина победит в противостоянии с Москвой?
— Обязана. Есть «окна» возможностей, которые могут определить судьбу поколений. Сегодня в Украине такое «окно» открыто.
— Усилились ли в Грузии пророссийские настроения после прихода новой власти в 2012-м?
— В Грузии сложно быть откровенным сторонником России. Общество негативно относится к ориентации на Москву. Главная позиция — прозападная. Но российское влияние укрепляется. Российский миллиардер Бидзина Иванишвили контролирует власть из «тени». А его сущность и ценности — набор олигарха 1990-х. Это — большой вызов для демократии в Грузии. Успех Украины поможет нам окончательно вырваться из-под российского влияния.

— Каким Вы видите будущее Грузии и Украины через 10 лет?
— Надеюсь, тогда и Украина, и Грузия будут членами Евросоюза и НАТО. Станут странами, где люди будут строить свободное будущее и наверстывать упущенное в течение 70 лет жизни в советской тюрьме.

Зарплата полицейского выросла в 13 раз

Вследствие Революции роз в ноябре 2003-го власть в Грузии потерял президент Эдуард Шеварднадзе. Страну вскоре возглавил тогда 37-летний Михаил Саакашвили, председатель оппозиционной партии «Единое национальное движение».
За 10 лет его правления — дважды избирался президентом, последний срок закончился 17 ноября 2013-го — в стране осуществлены радикальные реформы. Их авторы утверждают, что рецепт «грузинского чуда» таков: железная политическая воля руководства государства, стремительная либерализация, масштабная приватизация и уничтожение или минимизация коррупции и бюрократии.
С 2004 года в стране исчезли санэпидемстанция и пожарная инспекция. Чиновников сократили в 20 раз.
Перечень лицензируемых видов деятельности сократился с 906 до 92. Чтобы максимально упростить процедуру регистрации бизнеса и недвижимости, создали Национальное агентство публичного реестра. Количество сотрудников — 600 человек. Тогда как в прежней системе Бюро технической инвентаризации работали 2100. Зарплата новых чиновников выросла почти в 20 раз.
Вся информация о земельных участках и недвижимости переведена в электронную форму, с ней можно ознакомиться в Интернете. Открытие бизнеса занимает один день.
16 января 2004-го в Грузии объявили войну взяточникам в госструктурах и «ворам в законе». Возглавила эту кампанию Эка Зґуладзе, нынешний заместитель министра внутренних дел Украины. За коррупцию арестовали нескольких министров и даже шестерых членов пропрезидентского большинства в парламенте. В ходе антикоррупционной кампании чиновников, бизнесменов и криминал принуждали возвращать государству нечестно приобретенное. Эти деньги использовали для проведения реформ.
Летом 2005 года состоялась тотальная чистка госаппарата. ГАИ исчезла за несколько часов. Новую полицию сформировали за три месяца. В нее набирали людей, которые ранее не работали в силовых органах. Зарплаты — минимум $400 против прежних $30. Ввели новую форму и закупили авто Volkswagen Passat. Уровень доверия к полиции в Грузии увеличился до 82%.
Из 22 видов налогов правительство оставило 6. Акт экономической свободы не позволяет повышать действующие налоги и вводить новые без решения референдума. Также запрещено внедрять новые лицензии и создавать контролирующие органы.

Геращенко - "Феерический балабол" , журналист и волонтер Константин Реуцкий

  • "Феерический балабол": побитый экс-беркутовцами журналист Реуцкий о защитнике ГАИ Геращенко
Побитый 29 января на посту ГАИ в Харькове журналист и волонтер Константин Реуцкий назвал советника министра внутренних дел Антона Геращенко "феерическим балаболом".
Об этом он написал на своей странице в Facebook, комментируя интервью Геращенко для "Нового времени", в котором советник МВД утверждает, что Реуцкий якобы отказался от освидетельствования, а сотрудники ГАИ просто выполняли свою работу.
"Антон Геращенко, я не отказывался от медицинского освидетельствования ни на посту ГАИ в Песочине (и оно было проведено, и врач зафиксировал повреждения, чему у меня есть доказательства), ни потом в Киеве, где в одной из больниц мне поставили закрытую черепно-мозговую травму, а судмедэксперт дал свое заключение", - написал волонтер и журналист.

Отметим, что Геращенко в комментариях НВ рассказал, что за три дня до инцидента в Харькове произошел другой случай, из-за которого правоохранителям был дан приказ усилить бдительность.
"Молодой человек грузит в автомобиль макеты гранатометов и автоматов. Проезжает вокруг Харькова. И показывает видео, что никто ничего не проверяет.  Беркутовцев этих бывших всех собрали и сказали: Проверять всех! Жестко. Тех, у кого номера донецкие – вообще! Въезжает машина с Луганскими номерами.  Человек выходит. Полторы минуты беседуют под видеокамерой. Если б они обсуждали проблемы погоды, жизни… Я уверен, что там произошел словесный конфликт. Потом, беркутовцы заявляют, человек полез в карман. Им показалось, что там может быть оружие. Они его прижали, заломили руки.  Его никто не бил, не пытал. Должна быть толерантность с двух сторон. Если вы заранее, останавливаясь на блокпосту, считаете, что те, кто вас остановили – моральные уроды, то это неправильно. У них есть работа. Если вам говорят "откройте багажник, покажите, что у вас там", а вы начинаете рассказывать, что вы то-то можете, а этого не можете – так тоже неправильно. У нас в стране идет война. Поэтому должно быть обоюдное уважение и работников милиции, и граждан. А если граждане хамят…", - объяснил Геращенко, отметив, что  по данному делу идет проверка, прокуратура имеет право возбудить уголовное дело.
"Могу сказать одно, что гражданин Реуцкий от освидетельствования отказался", - подчеркнул советник МВД.
Сообщается, что никто из участвовавших в избиении журналиста сотрудников ГАИ не отстранен от службы.
"Если вы из каждого такого момента хотите делать скандал – делайте, но я повторяю: люди там стоят на нервах.  И пока мы здесь с вами в теплом зале Верховной Рады, по ним там в следующий раз могут дать очередь или бросить им под ноги гранату. И эти люди будут инвалидами. Как те, которые недавно поехали по вызову в Киеве, а им бросили гранату  в подъезде. Поэтому уважайте труд работников милиции", - заявил Геращенко.

Геращенко - "Феерический балабол" , журналист и волонтер Константин Реуцкий

  • "Феерический балабол": побитый экс-беркутовцами журналист Реуцкий о защитнике ГАИ Геращенко
Побитый 29 января на посту ГАИ в Харькове журналист и волонтер Константин Реуцкий назвал советника министра внутренних дел Антона Геращенко "феерическим балаболом".
Об этом он написал на своей странице в Facebook, комментируя интервью Геращенко для "Нового времени", в котором советник МВД утверждает, что Реуцкий якобы отказался от освидетельствования, а сотрудники ГАИ просто выполняли свою работу.
"Антон Геращенко, я не отказывался от медицинского освидетельствования ни на посту ГАИ в Песочине (и оно было проведено, и врач зафиксировал повреждения, чему у меня есть доказательства), ни потом в Киеве, где в одной из больниц мне поставили закрытую черепно-мозговую травму, а судмедэксперт дал свое заключение", - написал волонтер и журналист.

Отметим, что Геращенко в комментариях НВ рассказал, что за три дня до инцидента в Харькове произошел другой случай, из-за которого правоохранителям был дан приказ усилить бдительность.
"Молодой человек грузит в автомобиль макеты гранатометов и автоматов. Проезжает вокруг Харькова. И показывает видео, что никто ничего не проверяет.  Беркутовцев этих бывших всех собрали и сказали: Проверять всех! Жестко. Тех, у кого номера донецкие – вообще! Въезжает машина с Луганскими номерами.  Человек выходит. Полторы минуты беседуют под видеокамерой. Если б они обсуждали проблемы погоды, жизни… Я уверен, что там произошел словесный конфликт. Потом, беркутовцы заявляют, человек полез в карман. Им показалось, что там может быть оружие. Они его прижали, заломили руки.  Его никто не бил, не пытал. Должна быть толерантность с двух сторон. Если вы заранее, останавливаясь на блокпосту, считаете, что те, кто вас остановили – моральные уроды, то это неправильно. У них есть работа. Если вам говорят "откройте багажник, покажите, что у вас там", а вы начинаете рассказывать, что вы то-то можете, а этого не можете – так тоже неправильно. У нас в стране идет война. Поэтому должно быть обоюдное уважение и работников милиции, и граждан. А если граждане хамят…", - объяснил Геращенко, отметив, что  по данному делу идет проверка, прокуратура имеет право возбудить уголовное дело.
"Могу сказать одно, что гражданин Реуцкий от освидетельствования отказался", - подчеркнул советник МВД.
Сообщается, что никто из участвовавших в избиении журналиста сотрудников ГАИ не отстранен от службы.
"Если вы из каждого такого момента хотите делать скандал – делайте, но я повторяю: люди там стоят на нервах.  И пока мы здесь с вами в теплом зале Верховной Рады, по ним там в следующий раз могут дать очередь или бросить им под ноги гранату. И эти люди будут инвалидами. Как те, которые недавно поехали по вызову в Киеве, а им бросили гранату  в подъезде. Поэтому уважайте труд работников милиции", - заявил Геращенко.

Сегодня Украина без ГАИ. ГАИшники Киева заявили, что в среду, 4 февраля, не выйдут на работу и будут бастовать



4 февраля 2015 года, почти все столичные гаишники могут не выйти на работу, протестуя против ликвидации ГАИ и увольнения приказом Авакова 42 инспекторов, фигурирующих в делах Евромайдана. Вчера гаишники уже пытались бастовать. Но по-тихому: в 8:00 более 40 человек собрались возле здания ГАИ Киева, чтобы застать руководство и поговорить с ним по душам, - пишет газета "ВЕСТИ".

Но митинг перерос в закрытое заседание без лишних глаз. На нем и был выдвинут ультиматум: если приказ об увольнении не будет пересмотрен, они устроят массовый пикет возле МВД и не выйдут на работу. Свидетелем акции стал корреспондент «Вестей».
«Нас увольняют, как собак, — с позором. Хотя даже наш профсоюз признает приказ Авакова таким, который нарушает закон (речь идет о заявлении главы МВД 13 января на Facebook о том, что он принял решение уволить 42 киевских гаишника, незаконно составлявших протоколы на Автомайдан, без суда, а просто «принимая во внимание Закон Украины об очищении власти»), — рассказывали нам вчера на «тихом» митинге инспекторы ГАИ. — Многие на АТО узнали о приказе. Причем под приказ попали даже те, кто написал рапорт на увольнение еще задолго до этого.
Людям не дают возможности уйти по собственному желанию — у всех фигурирует, что сотрудник уволен как работник, дискредитировавший правоохранительные органы! А мы ведь делали свою работу». «В законе про люстрацию, на который ссылается Аваков, сказано, что должна быть создана люстрационная комиссия, человека должны уведомить и предложить ему пройти проверку. Второе: если разрываются трудовые отношения, то как минимум человеку должны объяснить, из-за чего с ним прощаются. А проверок не было. Людей уволили и даже ничего не говорили об этом. Все должно быть по закону, а не просто Аваков решил и написал приказ».
Возмущены гаишники и ликвидацией их службы, на смену которой придет полиция. «Согласно КЗоТу, за два месяца до ликвидации ГАИ людей должны уведомить и предложить новое место работы в связи с ликвидацией подразделения, — возмущены гаишники. — У нас два требования: пересмотреть незаконный приказ, а также дать нам информацию о реформе: когда нас предупредят об увольнении? Какие компенсации будут? Что будет с теми, кто не дослужил до пенсии месяцы?»
Работники ГАИ угрожают не выезжать на вызовы и устроить митинг под стенами МВД уже завтра, если руководство не даст четких ответов. «Перестанем выезжать на вызовы, оформлять ДТП и регулировать движение. Город окутает хаос. Может, даже уйдем все на больничные», — делятся с нами инспекторы. «В среду выйдут не только те, кого уже уволили. Настроение плохое у всех! На митинг выйдет большинство работников ГАИ Киева, и это не саботаж. Придем прямо в форме. Просто нам необходимо понимание происходящего», — добавляет второй инспектор. Вчера ответа гаишникам руководство не дало. В МВД нам объяснили, что митинга инспекторов и вовсе не было. «Митинга не было, заявку никто не подавал. В здании проходила встреча уволенных работников», — говорит нам спикер МВД Украины Лариса Волкова.
Напомним, что 11 декабря 2013 года "Дорожный контроль" писал:
"Дорожный контроль" призывает работников ГАИ г. Киева не подчиняться министру МВД Захарченко. Вскоре, Захарченко будет ликвидирован с должности и отправлен за решетку (в лучшем случае), а тем, кто выполнял его преступные приказы, придется отвечать перед народом. Потому, лучше сейчас пропустить людей на Майдан и быть уволенным, чем потом жить в вечном позоре и лишится какой либо перспективы работы.
ГАИшники "Дорожный контроль" не послушали. Чего теперь удивляться и слезы лить?

Сегодня Украина без ГАИ. ГАИшники Киева заявили, что в среду, 4 февраля, не выйдут на работу и будут бастовать



4 февраля 2015 года, почти все столичные гаишники могут не выйти на работу, протестуя против ликвидации ГАИ и увольнения приказом Авакова 42 инспекторов, фигурирующих в делах Евромайдана. Вчера гаишники уже пытались бастовать. Но по-тихому: в 8:00 более 40 человек собрались возле здания ГАИ Киева, чтобы застать руководство и поговорить с ним по душам, - пишет газета "ВЕСТИ".

Но митинг перерос в закрытое заседание без лишних глаз. На нем и был выдвинут ультиматум: если приказ об увольнении не будет пересмотрен, они устроят массовый пикет возле МВД и не выйдут на работу. Свидетелем акции стал корреспондент «Вестей».
«Нас увольняют, как собак, — с позором. Хотя даже наш профсоюз признает приказ Авакова таким, который нарушает закон (речь идет о заявлении главы МВД 13 января на Facebook о том, что он принял решение уволить 42 киевских гаишника, незаконно составлявших протоколы на Автомайдан, без суда, а просто «принимая во внимание Закон Украины об очищении власти»), — рассказывали нам вчера на «тихом» митинге инспекторы ГАИ. — Многие на АТО узнали о приказе. Причем под приказ попали даже те, кто написал рапорт на увольнение еще задолго до этого.
Людям не дают возможности уйти по собственному желанию — у всех фигурирует, что сотрудник уволен как работник, дискредитировавший правоохранительные органы! А мы ведь делали свою работу». «В законе про люстрацию, на который ссылается Аваков, сказано, что должна быть создана люстрационная комиссия, человека должны уведомить и предложить ему пройти проверку. Второе: если разрываются трудовые отношения, то как минимум человеку должны объяснить, из-за чего с ним прощаются. А проверок не было. Людей уволили и даже ничего не говорили об этом. Все должно быть по закону, а не просто Аваков решил и написал приказ».
Возмущены гаишники и ликвидацией их службы, на смену которой придет полиция. «Согласно КЗоТу, за два месяца до ликвидации ГАИ людей должны уведомить и предложить новое место работы в связи с ликвидацией подразделения, — возмущены гаишники. — У нас два требования: пересмотреть незаконный приказ, а также дать нам информацию о реформе: когда нас предупредят об увольнении? Какие компенсации будут? Что будет с теми, кто не дослужил до пенсии месяцы?»
Работники ГАИ угрожают не выезжать на вызовы и устроить митинг под стенами МВД уже завтра, если руководство не даст четких ответов. «Перестанем выезжать на вызовы, оформлять ДТП и регулировать движение. Город окутает хаос. Может, даже уйдем все на больничные», — делятся с нами инспекторы. «В среду выйдут не только те, кого уже уволили. Настроение плохое у всех! На митинг выйдет большинство работников ГАИ Киева, и это не саботаж. Придем прямо в форме. Просто нам необходимо понимание происходящего», — добавляет второй инспектор. Вчера ответа гаишникам руководство не дало. В МВД нам объяснили, что митинга инспекторов и вовсе не было. «Митинга не было, заявку никто не подавал. В здании проходила встреча уволенных работников», — говорит нам спикер МВД Украины Лариса Волкова.
Напомним, что 11 декабря 2013 года "Дорожный контроль" писал:
"Дорожный контроль" призывает работников ГАИ г. Киева не подчиняться министру МВД Захарченко. Вскоре, Захарченко будет ликвидирован с должности и отправлен за решетку (в лучшем случае), а тем, кто выполнял его преступные приказы, придется отвечать перед народом. Потому, лучше сейчас пропустить людей на Майдан и быть уволенным, чем потом жить в вечном позоре и лишится какой либо перспективы работы.
ГАИшники "Дорожный контроль" не послушали. Чего теперь удивляться и слезы лить?

Следующим городом, где реформируют ГАИ, может стать Харьков



Во время заседания хозяйственного актива Харьковской области Президент Петр Порошенко высоко оценил концепцию реформирования правоохранительных органов, представленную накануне министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

Президент подчеркнул, что в Киеве уже начался процесс создания новой патрульной службы, которая заменит «легендарную» ГАИ, название которой, «иногда кажется, видоизменено от слова «дай».



«Я думаю, что нам и название надо менять, и подходы. Я бы очень хотел, чтобы этот опыт очень быстро вышел за пределы Киева», - заявил Порошенко и предложил министру следующим городом для реформирования выбрать Харьков.

Следующим городом, где реформируют ГАИ, может стать Харьков



Во время заседания хозяйственного актива Харьковской области Президент Петр Порошенко высоко оценил концепцию реформирования правоохранительных органов, представленную накануне министром внутренних дел Арсеном Аваковым.

Президент подчеркнул, что в Киеве уже начался процесс создания новой патрульной службы, которая заменит «легендарную» ГАИ, название которой, «иногда кажется, видоизменено от слова «дай».



«Я думаю, что нам и название надо менять, и подходы. Я бы очень хотел, чтобы этот опыт очень быстро вышел за пределы Киева», - заявил Порошенко и предложил министру следующим городом для реформирования выбрать Харьков.

источник: http://glavnoe.ua/news/n211892

Популярные сообщения


Интернет реклама УБС